Сирийские беженцы обвиняют Россию в разжигании войны

В Европу бегут из Сирии и других стран, в которых сейчас война, люди в основном богатые – ну, по меркам этих стран. У них есть несколько тысяч долларов на такой далекий путь. Ну а миллионы других беженцев – бедных и необразованных – бегут в другие страны. Например, в Иорданию.

В тяжелых условиях, в палаточных лагерях – они живут уже несколько лет, передаютПодробности.

В двух километрах отсюда сирийский город Дараа. После захода солнца оттуда доносятся звуки бомбежек. Иногда, по ошибке, авиаснаряды падают и на территорию Иордании.

Дараа родной город Омара. Но теперь он, его жена и семеро детей живут в этом лагере. Особенно трудно со старшей дочерью.

“У нее церебральный паралич”, – говорит Омар.

Младшая дочь – Рафиф – ровесница этой войны. Когда она родилась четыре года назад, все только начиналось.

В городе Рамта, на самой границе, сирийских беженцев уже даже больше, чем местных жителей. А всего, только по официальным данным, в Иордании 600 тысяч бежавших сирийцев.

Население граждан города Рамты 120 тысяч, а сирийцев 130 тысяч. Город превратился в перевалочную базу.

Это так называемый сирийский квартал. Все кого вы здесь видите – беженцы. Люди бежавшие из Сирии из-за войны.

Ахмед бежал совсем мальчишкой. Сейчас ему 15. Парень продает конфеты в этом магазине. Сладкая профессия, но горькая судьба. Еле слышным сдавленным голосом Ахмед объясняет, почему был вынужден покинуть свой дом.

“Мой город бомбят практически каждый день. Там больше нельзя жить. Да и дома больше нет. Он разрушен”, – говорит Ахмед, сирийский беженец.

Здесь работает еще трое сирийцев. Хозяин магазина сладостей Фатхи сначала просто приютил их, а затем дал возможность зарабатывать на жизнь.

“Мы приняли их как родных братьев. Дали им работу и теперь не отличаем от иорданцев”, – говорит Фатхи Алауагде, хозяин магазина.

Это место называют иорданским duty free. Огромный рынок и почти все товары контрабандные. Нелегальным образом они попадают из соседней воюющей Сирии.

В Сирии он работал учителем, а здесь торгует одеждой. Полтора года Самир просидел в сирийской тюрьме по подозрению в антиправительственной деятельности. Выйдя из-за решетки, решил покинуть родную страну.

“Пока Асад будет оставаться президентом – мы не вернемся в Сирию. Его режим уже бы давно пал. Если бы не помощь России. Российские солдаты и российская военная техника в Сирии уже не для кого ни секрет”, – говорит Самир Аль Масри, сирийский беженец.

Не секрет, но говорить на эту тему многие опасаются.

Впрочем, есть и те, кто напротив, поддерживают Асада и вмешательство России.

“Путин очень сильный! Он молодец. Почему? Потому что он помогает Сирии, помогает нашему правительству в борьбе против повстанцев”, – говорит сирицец.

Повсюду скитаются дети и хоть как-то пытаются заработать на хлеб. Муниципалитет Рамты организовывает для них приюты и процесс обучения.

“Из-за очень большого количества детей нам пришлось открыть ночную смену в школах. Учеба происходит фактически 24 часа в сутки”, – говорит Омар, представитель муниципалитета города Рамта.

Прямо на границе  – иорданский “гумконвой”. Эти фуры везут в Сирию все самое необходимое. Кроме военных и бездомных здесь больше ни души.

Многие еще даже не верят, что сумели вырваться прямо из ада. От родных, которые остались в Сирии, они все чаще слышат слово “Россия”.

“Российские самолеты летят в Сирию один за одним. Мы не знаем, что они везут. Но я уверенна – оружие”, – говорит сирийка.

“Россия, Иран и Хезболла помогают Асаду, подбрасывая в костер войны все новые поленья”, – говорит Ассан, старейшина лагеря беженцев.

“Свобода навсегда”, “В Сирии будет мир”, “Мы вернемся”, – гласят надписи на стенах. Вот только дату возвращения не скажет никто. По сути, проигранная Западом война против режима Асада трансформировалась в противостояние с так называемым “Исламским государством”, известным как ИГИЛ. И теперь, похоже, в игру активно вступает Россия.

Тем временем Израиль требует от Путина объяснений за танки в Сирии.

Ваша реакція на матеріал

Залишити коментар

Your email address will not be published.


*